Артём Владимиров и Сергей Бастрыкин: «Мы родились на лонгбордах»
  • Главная
  • ГО.Медиа
  • ...

Артём Владимиров и Сергей Бастрыкин: «Мы родились на лонгбордах»

20 сентября 2022

Рубрики:

Туризм
20 сентября 2022
Артём Владимиров и Сергей Бастрыкин: «Мы родились на лонгбордах»

Больше тысячи километров по Сибири на лонгбордах преодолели красноярцы. В палящее солнце и дождь, нарезая километры по проезжей части, ребята ловили кайф и любовались природой. Их пугали медведями, соблазняли автостопом, укладывали спать на пол и снимали на камеру. «Город Онлайн» поговорил Артёмом Владимировым и Сергеем Бастрыкиным, чтобы узнать все подробности «Енисейского марафона» по Красноярскому краю и Хакасии.

**Соцсети: vk.com/basiclongboards

Что такое лонгборд

 
Теоретически лонгборд и скейтборд можно не разделять — это одно и то же. Любая доска с колёсами — скейт. Лонгборд — коммерческое название.

Есть отличия, но они непринципиальны. Классический скейт сделан для трюкового катания, у лонгбордов применений много. Если грубо, делим на два — круиз и даунхилл. Даунхилл — скоростной спуск на доске. Круиз — городское катание. Ещё есть фристайл — это выполнение трюков на лонге.

В России такого нет, но за границей плюс ко всему устаивают полноценные спортивные марафоны и устанавливают рекорды. Ребята наматывают круги по стадиону на скорость — кто больше. Один рекордсмен проехал 500 километров за сутки без остановки.

У нас история другая — сложно соблюдать временные и скоростные рамки: помимо передвижения, тебе нужно ещё и выживать.

bkbIcVhyaROKQS1P4kwVEGQY1gqTyWHM2BqZFrO4Uet3sKvnpzJoHuXxjj34JBKG_bh9fKbsEpBoq2eLZaILeTNV.jpg

Тур или не тур

 
Изначально мы специализировались на даунхилле. Но постепенно пришли к тому, что кроме желания покататься есть ещё тяга к путешествиям. Совместили эти дела: взяли палатки и стали выезжать на доске за город.

Первый раз мы доехали почти до Балахты, это в сторону Хакасии. Один день — 100 километров, второй — почти 20. Потом у нас кончилась вода, и мы поняли, что продумали далеко не всё. Надо более тщательно прорабатывать маршрут, учитывать рельеф местности, наличие магазинов.

Вернулись домой и на следующий год поехали в ту же в сторону — 150 километров за три дня.

Большое путешествие мы запланировали давно. Сначала хотели поехать по Чуйскому тракту, но пришли к выводу, что у нас под боком есть своя дорога — очень красивая, очень интересная.

Никакого авторского тура не было. То, что мы устроили, — это экспедиция. Катание на доске и пеший туризм. Походная движуха и тяга к антропологическим изысканиям.

По итогам путешествия выйдет фильм.

Про кино

 
Одним из основных партнёров нашего путешествия стало Министерство культуры Красноярского края.

Мы понимали: если устроим марафон у нас, найти поддержку будет легче. В результате подготовили грантовый проект в категории «Современники» и выиграли съёмку фильма о нашем путешествии.

Теперь команда красноярского режиссёра и продюсера Владимира Тарасова занимается монтажом фильма. Ребята частично сопровождали нас в путешествии — приезжали на контрольные точки, где на несколько дней мы зависали, чтобы провести съёмки.

По итогам должен получиться документальный экшн-фильм — история о том, как мы начали кататься, как пришли к такому вызову самим себе. И это только треть фильма. Остальное — непосредственно роуд-муви о «Енисейском марафоне».

E-AUz9gqZhvGHHHCJtg6XgjsbtN_NVaIz4lEYarKqjoknHW6PfE_0m-rycMxdg8VC2XWE7gcfjSGTaQfDfwpLg1-.jpg

По планам, монтаж должен был завершиться в этом году, но, оценив объём материала, мы решили сдвинуть сроки: ребята просто физически не успели бы справиться. Так что кино будет в 2023 году.

В дороге

 
Ехали по встречке. Рядом с проезжей частью всегда есть 30–50 сантиметров «запасного» асфальта.

По правилам дорожного движения мы не участники автомобильного потока, а пешеходы.

Когда обочина широкая, а автотрафик маленький, мы не пропускаем легковые машины. Если наоборот — например, вереница в 10 штук машин, — мы останавливаемся и ждём, пока они проедут. Обязательно сходим с дороги, когда едут фуры и КАМАЗы: они дают сильный поток ветра, который затягивает под машину.

Красноярск, Минусинск, Кызыл, Хандагайты — основные точки маршрута.

Тысячный рубеж

 
Каждые три дня делали остановку, чтобы восстановить силы.

Тысячный рубеж мы перешагнули, но до 1100 километров, как планировали, недотянули. Всё по-честному: небольшое расстояние нам пришлось преодолеть на машине — из итогового результата мы его вычли.

Дольше всего были в Кызыле, двое суток тусовались в Минусинске с «культурной нагрузкой» — сходили в музей, посмотрели старый город: очень понравилось. Но по-своему интересно и необычно было везде. В Красноярском крае — тайга, горы. В Хакасии — степи.

Всю дорогу передвигались на лонгбордах. Были, конечно, экстренные ситуации, когда мы вынужденно прибегали к автостопу, но таким образом проехали не больше 7–10 километров.

Был случай: двухдневный дождь, мы насквозь мокрые, около 15 километров до отеля, чтобы просушиться. Делать это в палатке — не вариант, она тоже полностью промокла.

Мы всегда просчитываем маршрут заранее, но в этот раз практически ничего не совпало.

Ночёвки выбивались из графика по нескольким причинам. Во-первых, дорожные работы. Перед поездкой мы изучали спутниковые снимки, отмечали на них дороги и повороты, где можно поставить палатку. Но когда оказались на месте, выяснилось, что на деле съезда нет — его перекопали.

Во-вторых — погода и, соответственно, скоростной режим. Например, планировали преодолеть 50 километров, а проехали 45. Это тоже время, и незначительно, но график смещался.

В итоге всё вышло чётко. Сдвиги были по времени внутри, но в целом мы вписались в план.

Люди по пути

 
99,9% водителей реагировали положительно. Подъезжали на дороге, подходили в столовых, что-то рассказывали, спрашивали. В Тыве выходили из машин и просили сделать фото. Мы люди открытые — всегда готовы рассказать, чем занимаемся. Это чувствуют.

Людям такое в диковинку, ведь в России до нас никто таких путешествий не устраивал.

Максимально тёплые отношения сложились с дальнобойщиками: мы всегда им машем и улыбаемся. Это самые активные участники дорожного движения, и когда по пути что-то случается, они первые, кто придёт на помощь. У них своя внутренняя «кухня», свой язык: если один о тебе позитивно отозвался, об этом узнают все остальные.

Дальнобойщики часто предлагали подвезти нас, и надо было видеть их лица, когда мы отказывались.

Согласились только раз, когда на подъезде к Ергакам помощь предложили сотрудники МЧС России. Они предупредили, что поблизости бродят медведи, и рассказали, как недавно от зверя пришлось спасать велосипедиста.

ctdI7JIAdr2gZz7Vtwt0jy_M9HSjS46adt-2rRnrfsKg43pHK4yvLdaSTasq6kiqOPoWccXTsF5AY6bR2KtS9vge.jpg

Все и каждый пугали медведями, но мы их так и не встретили. Только в первую ночь к палатке приходила косуля: услышали фырканье, а утром нашли следы. Страшно не было — лес живёт своей жизнью, там много разных звуков.

Быт или не быт

 
Палаточный быт был преимущественно в Красноярском крае и Хакасии.

В Ергаках под открытым небом не останавливались — опасно. Там было три остановки: в гостевых домах Танзыбея и Арадана и на базе отдыха «Ергаки».

Прежде чем поехать в Тыву, мы договорились о ночлеге с местными властями. В небольших сёлах мы ночевали в зданиях администрации на полу. В более крупном Чадане попали в гостиницу без душа. В палатке уюта больше.

Когда ты живешь в палатке, отсутствие душа не смущает — это естественные условия. Когда душа нет в гостинице, это другой вопрос. К тому же до этого мы не мылись неделю.

Самые комфортные условия оказались в гостиницах Минусинска, Кызыла, Ергаков. На природе вопрос гигиены решался просто — купались, как первобытные люди.

Что с собой

 
В день мы тратили две тысячи на двоих — на еду, питьё. Питались в придорожных кафе, где цены почему-то как в ресторанах.

На предварительную подготовку потратили тысяч 200. Больше всего денег ушло на экипировку — только кроссовок понадобилось три пары.

Думали, хватит и двух, но много спусков и резких торможений под тяжёлым весом оказали своё влияние — обувь стёрлась. Третью пару нам экстренно привезли ребята из съёмочной группы.

Теперь мы знаем, что рюкзак в 15–16 килограммов — конец кроссовкам.

У нас в сумках — минимум.

Кухня: горелка, газ, тарелки, ложки, кружки. Минимальный запас еды: гречка, рис, лапша, тушёнка. У каждого по два литра воды. Одежда: тёплая куртка, дождевики, шорты, беговые лосины, по пять пар носков. Быт: спальники, палатки, аптечка. Техника: фотоаппарат, зарядные устройства, флешки, микрофон.

jvh1Qs-cClx0gOOHsc6GbzKGOzw_K7FiNsgMVeo_e8QyzQR3n5qwOUIBSYadKbeo7EiyvR8sDNVAYiLRNBqPnXTE.jpg

Лишней оказалась солнечная батарея — большую часть времени она без дела лежала в рюкзаке.

Соблазна скинуть что-то в машину не было — каждая вещь в рюкзаке нужна. Только камеру мы отдали через неделю пути. Больше она нам не требовалась, и хоть весила всего килограмм, в условиях нашего путешествия это тоже вес.

А вот свой вес, несмотря на большую физическую нагрузку, мы не сбрасывали — у нас было пятиразовое питание.

Кроме вещей

 
Чтобы отправиться в такое путешествие, нужно уверенно стоять на доске и иметь большой опыт катания. Ехать по открытой дороге — дело небезопасное. В голове должно быть понимание, что и зачем ты делаешь. Это развлечение не для новичков.

Важна и физподготовка, выносливость, ведь нужно везти на себе пожитки.

Просто так встать на доску и выехать за город мы бы никому не посоветовали. С таким подходом первый крутой спуск — и ты в больнице или хуже того.

Ещё больше внимания стоит уделить моральной подготовке. Да, общаться с людьми интересно, но встречаются разные. Не всегда социальный фон был комфортным — где-то совсем другая культура общения. Мы были готовы к тому, что будет нелегко, но ожидали меньшей тяжести.

Если говорить о команде для такого путешествия, идеальный вариант — ехать вдвоём, главное — не съесть друг друга через неделю пути.

Мы давно знаем друг друга. Когда нужна поддержка, поддерживаем, когда понимаем, что нужно помолчать, расходимся по углам и молчим.

mz_7GJ_t6T7k57lnbY_9Jx628WXERKPwoE4kthGJZq2MUFd4Q5WlmDlaLtmZFzoeWVMnzbHNxNaPfh_lq6Pb91hQ.jpg

Узнав о нашей задумке, близкие отреагировали смешанно: не все понимали, зачем мы это делаем и почему выбрали физически тяжёлый маршрут. Никто не отговаривал — нас в принципе не особо отговоришь.

Такие масштабные штуки до нас делали только ребята из Америки. Они путешествовали по Марокко, Китаю, Южной Америке. А у нас — патриотическая нотка, и мы не хотим быть хуже, чем коллеги из-за океана. Да, наши предыдущие заезды можно назвать жалкими потугами, но то, что мы сделали сейчас, обгоняет российскую тусовку лет на пять.

За десять лет стало намного больше катающихся людей. В Самаре, Владивостоке, даже в Сургуте, хотя там холод. И молодёжь, и люди постарше интересуются лонгбордом, поэтому чего-то подобного нашему марафону в ближайшее время можно ожидать и в России. Но, как показывает практика, у остальных всё же гораздо меньше опыта, чтобы такое провернуть.

Самое подходящее описание нашей скорости — «тише едешь — дальше будешь». Это касается и планов. Сейчас хотелось бы разобраться с наработанным материалом и показать его людям, а потом уже браться за что-то другое. Конечно, у нас есть некоторые идеи. Говорить про них пока рано, но есть чёткое ощущение, что в длительное путешествие хотелось бы отправиться ещё раз.

Все фото:
Владимир Тарасов, Артём Владимиров, Сергей Бастрыкин

Рекомендации

Проект для туристов «Колба»: пещеры, скалы и партизанские истории