Режиссёр-документалист Николай Бем: «В фильмах мы имеем дело с жизнью»
  • Главная
  • ГО.Медиа
  • ...

Режиссёр-документалист Николай Бем: «В фильмах мы имеем дело с жизнью»

21 ноября 2022

Рубрики:

ТворчествоЛюди
21 ноября 2022
Режиссёр-документалист Николай Бем: «В фильмах мы имеем дело с жизнью»

Николай Бем — продюсер и режиссёр, один из основателей программы по развитию и продвижению авторского документального кино SiberiaDOC. Находит таланты, учит писать сценарии, снимать трогающие за душу фильмы и ловить в кадре саму жизнь. О набирающем популярность жанре кинематографа с Николаем Бемом поговорил «Город Онлайн».

Погружение в кино

 
В 2000-х годах в Красноярске, да и вообще в России было очень мало тематических семинаров, программ, питчингов. Ситуация поменялась в 2007 году, когда в Красноярск приехали французы, среди которых была Элен Шатлен — продюсер, сценарист, режиссёр.

Она хотела открыть школу авторского кино, открыть новые имена. Элен очень долго ездила по Сибири — была в Иркутске, Томске, Новосибирске, но желаемое нашла у нас в Красноярске. Так появилась «Сценарная мастерская для авторов документальных фильмов», в том числе при поддержке клуба «Радиотехник» и Красноярского государственного университета (сейчас — Сибирский федеральный университет. — Прим. ред.)

Сначала я был участником семинаров, потом — ассистентом тренера и только с недавнего времени — спикером. Мы смотрели и обсуждали кино — я рос. В 2007 году единственный из всех слушателей курса я от начала и до конца сделал свой первый фильм. Это была игровая короткометражка «Воля».

После просмотра своего первого фильма я понял, что снимать кино мне ещё рано, и стал продюсером.

photo_2022-11-20_19-24-06.jpg

Тропой продюсера

 
Есть стереотип: продюсер — богатый человек, который финансирует проекты: он главный. Конечно, в каком-то смысле так и есть, но не у нас, а в Голливуде. Там за фильмами стоят частные инвестиции. Именно поэтому они делают и продают фильм как товар, точно зная, где люди засмеются, испугаются, удивятся.

В европейской модели на первом месте не продюсер, а режиссёр. Именно ему государство даёт деньги на проект. А продюсер — ответственный человек, который помогает реализовать идею. Баланс ответственности и свободы здесь очень тонкий. У обеих сторон много возможностей, но самое важное для результата — чтобы люди хотели работать вместе.

В авторском кино продюсер помогает режиссёру, на долю которого приходится больше творчества. Есть люди, которые классно придумывают, но реализовать идею им сложно с точки зрения организации и финансовых вопросов. В этом смысле продюсер и спасает — например, несёт ответственность перед фондами за деньги.

Я проработал продюсером семь лет. Читал сценарии, водил машину, держал микрофон, таскал штативы, покупал еду — делал что мог, не думая, как себя именовать. Только потом узнал, что это называется «продюсер».

photo_2022-11-20_19-23-33.jpg

Вместе с талантливыми режиссёрами к 2015 году мы сделали несколько фильмов. Но в целом я остался не очень доволен результатом: мои ожидания были выше, думал, что некоторые фильмы будут сильнее. Где-то мне хотелось внести изменения, но я не был режиссёром и понимал, что не могу навязывать ему свою точку зрения.

Ситуация вынудила принять решение: «Больше не хочу быть продюсером, буду режиссёром».

SiberiaDOC

 
В какой-то момент неожиданно для себя я обнаружил, что производство наших фильмов окружающие ассоциируют с проектом SiberiaDOC.

На самом же деле школа развивалась параллельно, и начиналась она с киноклубов. На стартовом этапе нам сильно помог Фонд Михаила Прохорова. Я организовывал семинары, а моя коллега Кристина Даурова занималась киноклубом — показывала фильмы, которые никто в Сибири не видел. Она ездила на фестивали за границу и привозила новое кино оттуда. Это продолжалось до тех пор, пока в 2015 году не ввели закон о прокатном удостоверении.

Мы оставили только сценарные мастерские. А с 2018 года благодаря Фонду президентских грантов начали регулярно проводить семинары и снимать своё кино. Сейчас нашу деятельность замечают на федеральном уровне и за границей. К тому же в этом году мы впервые получили субсидию от министерства культуры.

Документальное кино

 
Производство авторского документального кино кардинально отличается от съёмок игрового. Ответственность режиссёра за происходящее на экране значительно выше. Рассказывая свою историю, он не может соврать, ведь зритель сразу это почувствует.

Мы имеем дело не с выдумкой, а с жизнью. Мы говорим об обществе, о проблемах, личных историях.

Через личные истории мы можем посмотреть на общество не в кривое зеркало. Это происходит через фиксацию реальности. И сам автор, снимая фильм, проживает часть жизни героев.

Сценарий документального фильма — это условность. Мы пишем, что будет дальше, но это лишь предположения — события так или иначе будут другими. Угадать удаётся крайне редко. Идеальный вариант — когда происходящее раскрывает идею в большей степени, чем ты ожидал. Когда получается копнуть глубже или увидеть шире.

Но в любом случае писать сценарий надо. Хотя бы отражать на бумаге кинематографическую идею. И это большая работа.

От идеи к сценарию

 
Поиск идей — это естественный процесс. Например, до съёмок моего фильма «Иванова лествица» мы сотрудничали с Туруханским музеем — снимали материалы о старообрядцах. Туда я ездил с камерой, делал записи, общался с людьми. Случайно встретил человека, с которым провёл целый день, а потом два года работал над сценарием.

кадр из фильма Иванова лествица.jpg

Фото: кадр из фильма «Иванова лествица»

К нам на семинары, как правило, идут дебютанты. И молодые ребята, и взрослые уже люди. Ограничений по возрасту у нас нет.

Кто-то может принести один абзац — и этого достаточно. Кто-то же напишет десять страниц, но ничего там не поймёшь.

Иногда человек может написать что-то невероятное, но потом, к сожалению, узнаёшь, что он просто взял информацию в интернете и никакой договорённости с героем нет. Работать с таким сценарием невозможно.

В целом, оценивая сценарий, мы смотрим на оригинальность идеи, её связь с автором, доступ к герою со скрытым и удивительным миром.

Документалистика — это возможность копнуть глубоко-глубоко. Так, что реальность заиграет совершенно новыми красками.

Например, один из авторов отправил только один абзац — восемь строк. Но всё было настолько ясно и талантливо, что мы сразу решили взять этот проект в мастерскую.

Бывает и так, что человек просто пишет диалоги. Ему сначала трудно выражать мысли, но видно, что это талант. С такими ребятами мы с удовольствием работаем — помогаем писать, разворачивать и оформлять идею.

Часто к нам приходят «из телека». И здесь мы сталкиваемся с проблемой профдеформации. Человек может круто делать видео, но он работает по определённой схеме: наснимать кадров по восемь секунд, порезать, смонтировать, добавить текст — и готово. Это идеальный продукт для своей сферы, но это не документальное кино, где нужно захватить саму жизнь, уловить её в кадре. Когда нужно остановиться, оглядеться по сторонам, выдохнуть.

У нас нет цели сделать быстро. Есть цель сделать хорошо. После съёмок дать фильму отлежаться, чтобы потом пересмотреть и увидеть, что зафиксировала камера.

photo_2022-11-20_19-24-04.jpg

Большая проблема — вытащить из сценаристов их собственный голос. Чтобы фильм получился не объективным, а именно авторским. В настоящем документальном кино важно вырабатывать свою точку зрения, задумываться о том, с какой позиции подойти к герою без оглядки на зрителя.

Как только ты начинаешь думать, что делаешь фильм для определённой целевой аудитории, — сразу теряешь свой собственный внутренний ориентир.

Конечно, мы не исключаем зрителя, но думаем, по какой тропе его повести, как донести свою идею. У нас нет такого обилия инструментов влияния на аудиторию, как в игровом кино. Герои не могут всегда находиться в нужном месте в нужное время и говорят не всегда то, что режиссёр ожидает услышать.

Авторское документальное кино требует от зрителя большей отдачи и погружения. Это такие картины, которые не посмотришь по телевизору, — они работают только на большом экране, когда ничего вокруг не может отвлечь от просмотра.

Планы SiberiaDOC

 
Сейчас я продюсирую фильм Артура Соколова «Созвездие» и благодаря средствам, полученным от Президентского фонда культурных инициатив, работаю над собственной картиной «Канон». Это фильм об иконописных традициях староверов. Об американце, который пытается найти своё место в России. Показ проведём в декабре в Доме кино.

Помимо этого, планируем провести в Красноярске фестиваль, искать новые имена и дальше работать с талантливыми авторами.

Талантливый человек — тот, кто может просто объяснить сложную вещь.

Рекомендации

Режиссёр Антон Ботов: как бросить всё, переехать в Красноярск и снять фильм без бюджета